Vitta.
Улыбки сменил истерический хохот. Мы жить научились, нам можно похлопать.
Вот это неожиданно.